23/04/2021

Рейкьявик 2004, быстрые шахматы мирового уровня. В центре всего этого 13-летний подросток. Напротив него: 13-й чемпион мира Гарри Каспаров, качает головой, гримасы следуют одна за другой. После поверхностного подхода к дебюту чемпион проигрывает своему молодому сопернику. Каспаров обязан своему большому опыту тем что в эндшпиле без пешки спасся, сведя партию вничью. Когда впоследствии репортер спрашивает Карлсена, доволен ли он сенсационным розыгрышем, Карлсен отвечает отрицательно. Карлсена раздражает то, что он упустил победу — будущий чемпион!

Я выбрал этот первоклассный пример (остальные — разочарования), чтобы показать, как нежелательно взрослому шахматисту с любым уровнем навыков играть с детьми. Их рейтинг часто не соответствует уровню игры. Некоторые дети намного сильнее, некоторые с их абсурдно низким рейтингом отбирают рейтинг у взрослых.

Фактор смущения высок, выиграть особо нечего. Победа — это нормально, ничья — позор, а поражение — о боже.

В группе B осеннего Опена 2011 у меня дела шли не очень хорошо. После пятого круга я набрал два очка. Повторение результата моего прошлого года, когда я получил 150 евро за третье место, больше не было вариантом. Оставалось лишь минимизировать фактор неуспеха. А это плохой мотиватор.

В шестом круге напротив сидел молодой человек, с которым я никак не мог получить преимущества. После того, как мы подписали ничью на 47-м ходу, и он подписал мой протокол своим именем, из него вылились бесчисленные несыгранные вариации, в том числе моя яркая победа на 21-м ходу. Мне не нужно было ничего говорить. В любом случае у меня была только одна мысль. Ничего общего с минимизацией неудач.

Мой противник с того времени стал намного сильнее, тогда как мой рейтинг в последнее время имеет тенденцию уменьшаться. Сегодня я рад, что вовремя сыграл с ним вничью. Джулиан Мартин входит в состав чемпионской команды немецкой бундеслиги «OSG Baden-Baden».

Тоже ничья, на этот раз с девочкой, вышла через несколько лет на другом турнире. После утренней игры был обеденный перерыв, малышка развлекалась на детской площадке перед игровым залом, а я разговаривал с ее мамой, сидя на скамейке. Она рассказывала о своей дочери, у которой был талант к шахматам, о длительных поездках по автобанам, участию в турнирах. Почему, например, «гроссмейстер», тренирующий её дочь, больше не работает с платформой «Y» и тому подобным вещам. Если бы перерыв на обед продлился дольше, я бы непременно влюбился в нее.

Сознательно помилован?

На следующий день я играл против ученика шахматной школы Артура Юсупова. Я был легким фаворитом, по крайней мере, я так себя чувствовал. Но что такое 50 или 100 пунктов в наших широтах? «Истина на доске», — говорил Отто Рехагель. Он был прав. После того, как мальчик переиграл меня в дебюте и миттельшпиле оставалась лишь надежда на спасение в ладейном эндшпиле. Я подумал об Артуре Юсупове, которого не было в этот момент рядом, и о том, как он хвалил бы своего протеже за образцовую игру во время подведения итогов. В конечном итоге я спасся ничьей. Счастье? Он меня умышленно помиловал? Вряд ли. В начале партии его мысли были совершенно другими: он хотел знать, почему я не сыграл 1.e4, как в базе данных. Я бы сказал ему, но сам толком не знал. Благодаря своей дезориентации я избежал нестандартной дебютной единицы, которую мальчик отработал со своим тренером Надей Юсуповой накануне нашей игры. Вот Это Да! Соперника готовила ко встрече со мной мастер ФИДЕ, я никогда раньше не удостаивался такой чести.

Несколько лет спустя на другом Опене, для разнообразия, фаворитом был представитель молодёжи, а я был проигравшим. 12-летний мальчик пришел со своим небезызвестным тренером, который играл за соседними столами в том же турнирном зале, и каждые несколько ходов появлялся рядом, со строгим взглядом на нашу доску.

Его протеже своими ходами опутал меня по рукам и ногам. Вначале он пожертвовал пешку «f», чтобы открыть линию. Просто так. Когда я промедлил на десятом ходу и пропустил рокировку, моему королю пришлось довольствоваться полем f8. И это тогда, когда f-линия была открыта настежь. Ничего с общего с концепцией «Поговори со своими фигурами»: мои несвязанные ладьи остались без дела на а8 и h8. И как издевательство, мой уязвимый ферзь оказался в позиции центрального нападающего.

Единственное, что удерживало меня в игре, — это регулярные визиты тренера соперника к нашей доске. Когда бы он ни появлялся, мальчик заметно нервничал, опасаясь сделать неверный ход. После 20 ходов хватило бы еще двух хороших ходов, чтобы убедить меня сдаться. Но этого не произошло.

Я обменялся несколькими фигурами, почувствовал облегчение, давление спало. Когда ферзи покинули поле чуть позже, я всё еще стоял плохо, но худшее казалось позади. Его тренер только что ушел, поэтому я воспользовался возможностью, чтобы предложить на ничью. Он сразу согласился. Удивительно. Несмотря на значительно более высокий рейтинг.

Его тренер нашел нас в большой аналитической комнате. Он наседал на мальчишку. Какого черта он позволил поменять ферзя, почему он не продолжил играть в финальной позиции … и вообще: эндшпиль все-таки был явно выигран белыми! (Что не было правдой.) Как будто чтобы доказать это, он перевёл белого короля одним ходом с c1 на a7, не давая мне сделать ни одного из моих шести контр-ходов. Мне вдруг стало жаль застенчивого мальчика.

Это были пять разных ничейных историй. Борьбы поколений. Незабываемых.

Напоследок стихотворение:


На детском опене мужчина,

Стоит, следит за игрой сына.

Его шахуют, атакуют,

Возможно скоро заматуют.

Напротив девочка с игрушкой,

Такой же мягкой как пампушка,

Штурмует крепость, бъёт дракона

И ставит мат, отдав два слона.

 

Отец на сына смотрит строго,

ты проиграл опять Серёга…

Детям даёт руки пожать,

И начинает обсуждать…

Зачем же плакать должен мальчик —

Спросил отца: кто неудачник?

Родитель должен ведь терпеть,

И он поняв, вдруг стал бледнеть.

————————————

Martin Hahn
perlenvombodensee.de

Print Friendly, PDF & Email